Кукольник и Пушкин

А.С.Пушкин

Портрет А.С.Пушкина. Художник О.Кипренский, 1827г.

  • Первое знакомство Нестора Кукольника и Александра Пушкина состоялось в конце марта 1834 года, о чем Александр Сергеевич упомянул в своем дневнике:

«…обедал у кн. Ник. Трубецкого с Вяземским, Норовым и с Кукольником, которого видел в первый раз. Он, кажется, очень порядочный молодой человек. Не знаю, имеет ли он талант. Я не дочел его «Тасса» и не видел его «Руки» etc. Он хороший музыкант. Вяземский сказал об его игре на фортепияно: Il bredouille en musique, comme en vers (Он лепечет в музыке, как в стихах — франц.). Кукольник пишет «Ляпунова», Хомяков тоже. — Ни тот, ни другой не напишут хорошей трагедии. Барон Розен имеет более таланта“.

  • Известно, что Пушкин не признавал талант Кукольника и не раз позволял себе остроты в адрес молодого, но на тот момент уже известного поэта. Вот лишь несколько дошедших до нас пренебрежительных отзывов:

«Он Нестор именем, а Кукольник делами».
«В Кукольнике жар не поэзии, а лихорадки».
«А что, ведь у Кукольника есть хорошие стихи? Говорят, что у него есть и мысли».

  • Некоторые исследователи утверждают, что перу Александра Сергеевича принадлежит колкая эпиграмма, написанная вскоре после премьеры драмы Нестора Васильевича «Рука Всевышнего Отечество спасла»:

«Рука Всевышнего три чуда совершила:
Отечество спасла,
Поэту ход дала
И Полевого задушила».

В последней строке речь идет о Николае Полевом — редакторе знаменитого «Московского телеграфа». Журнал был закрыт указом царя сразу после появления в нем острой критики в адрес Нестора Кукольника и его драмы.

  •  Вот такое забавное упоминание о Несторе Кукольнике можно найти в письме Александра Пушкина к своей жене Наталье Николаевне:

«30 апреля 1834 г. Из Петербурга в Москву.
Жена моя милая, женка мой ангел — … Прощаю тебе бал у Голицыной и поговорю тебе о бале вчерашнем, о котором весь город говорит и который, сказывают, очень удался. Ничего нельзя было видеть великолепнее. Было и не слишком тесно, и много мороженого, так что мне бы очень было хорошо. Но я был в народе, и передо мною весь город проехал в каретах (кроме поэта Кукольника, который проехал в каком-то старом фургоне, с каким-то оборванным мальчиком на запятках; что было истинное поэтическое явление). О туалетах справлюсь и дам тебе знать…».

 

Реклама